.

.

.

Я - актёр, не читавший пока свою роль до конца,
не учивший финальных картин и сегодняшних реплик.
Я держу нейтрально-моё выраженье лица,
и пытаюсь чуть-чуть разобрать диспозицию: если б!..
Вот на сцену выходит уверенной поступью чел,
а я чувствую - быть нам, бродягам, в тяжёлом походе.
Мне бы знать весь расклад - я бы, кажется, лучше сумел -
я б не ощупью шёл, я бы был от сомнений свободен.

Я бы весь свой талант, весь свой наглый и праведный пыл
напустил на конечный посыл исполненья задачи.
Я бы вывел и ноты, и тон, ничего не забыл -
ради звёздных мгновений капризной актёрской удачи.
Если б алыми буквами нА небе Бог написал -
что мне сделать, к чему этот текст, и на что эти чувства,
я б вам выдал такой феерически мощный финал,
чтоб приметы судьбы превратились в предметы искусства!

Но кругом полутень, полумрак, полутайны кулис,
непроявленный свет, неизвестность, и жёсткость интриги.
Я рванулся к кому-то, запутался, сбился, подвис -
то ли сам так хотел, то ли так мне начертано в Книге...
Что-то кашу жуёт не уволенный в спешке суфлёр.
Что-то сбился прожектор, меняя зелёный на красный.
И опять непонятно, как выглядит главный партнёр,
и какую из баб целовать, если обе ужасны.

И, в последнем порыве узнать неподвластный сюжет,
я надрывно кричу в арьерсцену претензии к Богу.
Но в ответ не доносится даже небрежное НЕТ.
Потому что не хныкает литерный, выйдя в дорогу.
Бесполезно. Играть. Так, как знаешь. Орфей. Кипарис.
К чёрту плащ и парик. Моё сердце. Берите, так надо.
Я растерзан и наг. Неуверенно: в слёзы - и ввысь.
Без торговли. Без если. Без может.
И счастье в награду.

.

.