Сквозит. Фантомно дышат занавески.
Мой Джа понуро ищет пятый угол.
Я с сердцеощущением гротескным
Из сундука вытаскиваю кукол.

Свисают кружева истлевших рюшей,
Померкли блики пуговиц железных,
И нити, что включают куклам душу,
Обрезаны небрежным взмахом лезвий.

Пьянящий лоск вчерашних полуграций
Сменился лиц потрескавшейся глиной.
Безвольные тряпичные паяцы,
Пропитанные насквозь нафталином.

Лишь на губах в лучах закатных солнца
Привидится движение по краю,
Да только если кукла улыбнётся,
Совсем не значит, что она живая.

Не всё, увы, на свете можно склеить,
Оставив то, что было - в том, что было.
Мой Джа давно уж спит под батареей,
Изрядно убаюканный текилой.

Пора и мне. Луна висит в зените.
Опять закрыт на ключ сундук облезлый.
Не прирастут к запястьям кукол нити,
Что срезаны небрежным взмахом лезвий.