.

.

.

Был ласков мир, был мягок снег, и любопытно всё на свете,
а пятилетний человек затеял маленький секретик.
Чтоб показать своим друзьям души первейшие порывы.
Чтоб там, где вял ненужный хлам, цвета разбрызгались игриво.
Сложу из фантиков ковёр, накрою битою стекляшкой,
доверю тайный уговор влюблённому соседу Сашке.
Беречь зарытый вместе клад, неметь восторгом двоевластья -
чтоб знать, что Сашка горд и рад, и мне там светит лучик счастья.
Есть жест признанья и любви, есть откровенья первый опыт …
… я изучала алфавит, и отношений не-сиропы.
И - обнаружив свой секрет - открытым, жалким и разбитым,
смутилась не обманом - нет! - а раздраженьем, прежде скрытым.
Как так! - в мелодии души и упоительные трели -
внедрились злые мураши, и в ладный строй убого сели.
То были первые шаги
познанья горестных моментов,
когда внутри - ни слов, ни зги,
ни очевидных аргументов.

К нам мир стал ласков не всегда, а снег - вернее жгуч, чем мягок.
Парадным маршем шли года. Не к чудесам, быстрей в упадок.
Но чудо всё-таки стряслось, и вот он - наш с тобой секретик.
Он - фантик с надписью СБЫЛОСЬ, в любовь раскрашенный билетик.
Он - наша тайна, наш восторг, души раскисшей пробужденье,
рутину вспенивший аккорд, самозабвений снисхожденье.
Хранить вдвоём бесценный клад, неметь восторгом двоевластья …
… ты вдохновлён, влюблён? ты рад? - и мне там светит лучик счастья.
Когда ж раздавленный секрет торчал осколком в чёрной яме,
где о любви ни слова нет, а о добре - судите сами,
когда измазан, втоптан в грязь с каким-то странным раздраженьем -
с разрухой вновь не помирясь, я закипаю в возраженьях :
бывает, суетность и спесь сметают нежности и трели.
Зачем так зло топтаться здесь, где мы слова согреть успели?
Скажи СПАСИБО - и иди.
Мосты сжигать - такая пошлость!
В пять лет всё было впереди.
Сегодня бы души … - так что ж ты …

… и - как тогда - застыл вопрос
в глазах, раскрытых с изумленьем :
зачем паскудить в царстве грёз,
назначив душу к истребленью?..

.

.