.

.

.

Ушла,  голубушка.  Не шаркая ногами,
не шмыгнув носом, не шепнув ПОКА-ПОКА,
оставив гретый чай и блюдо с пирогами…
лишь занавески дрогнули слегка.
Я думала - сквозняк, прикрыла двери, ей мягкий плед хотела предложить.
И вот теперь  -  и  вижу,  и не верю, что буду без неё хоть как-то жить.

Клянусь  вам, я её не убивала. Звала, не  дав   прокрасться  стороной.
Цеплялась за неё, всё было мало :   она и так помучилась со мной.
Она меня держала что есть силы  - напоминая, тормоша, шутя.
Старалась. Берегла, не подводила. Звала с собой наивно, как дитя.

Я думала - мы с ней теперь навеки. В крушенье чувств сумеем устоять.
Но нет. Устала. Люди-человеки!  -   кто знает, где взять сил, коль негде взять?
Я на неё всю жизнь переложила. Я шла за ней, не чувствуя конца.
И  ей, бедняжке, не хватило силы прогнать смятенье с моего лица.

Вот. Прежде, чем уйти, прошлась по дому, забрав своё - любовный нежный флёр.
Мне без неё и  буквы не знакомы,  а  что  за  ними?..  -  вялый  пошлый  вздор!
Я без неё пишу. Темно и плохо.
Из  рифмонедр  несётся жалкий писк.
Я думала, что справилась...  дурёха...
дверь  с  надписью  НАДЕЖДА...  обелиск.

.

.