.

.

.

Уффф, обида опять. Не даёт ведь свободно дышать.  
закрывает мне солнечный свет, уничтожив погоду.  
Подбирается исподволь, тайно, как опытный тать,  
чтоб на зуб испытать добродушных порывов природу.  
Ведь разумно нудит:   тот меня не вполне оценил,  
этот глупость сказал,  кто-то кукситься рад месяцами.  
И свернуться спешит лёгкий ликвор беспечных чернил  
в злые кляксы кровавых шлепков и подбешенных знаний.  

Мне обидно, что лгут. Что любимый бежит от меня,  
позволяет себе то молчать, то бубнить непонятно.  
Не читает стихов, раздиравших мне душу три дня,    
и пролившихся полной строкой - и свободно, и внятно.  
Это - хуже всего. Не заметить мой лучший порыв,  
не сказать мне, что рад, что гордится словами, как чудом.  
И, восторг вдохновенья и высший полёт пережив,  
я теперь удручённо гнусить и занудствовать буду...  

НЕ - ...ХО... - ЧУ.  Все сто раз поняла, что обида - ярмо.  
Я скребусь к своему состоянию счастья и света.  
Выбиваюсь из сил,  и - спасибо! - пространство само  
снаряжает мне в помощь котомку хороших советов.  
Я их слушаю жадно, как тот заблудившийся пёс,  
что почувствовал ласковый дух долгожданного дома.  
Я люблю.  Я пишу.  Будет мне уже грусти и слёз.  
А обида пройдёт. Сердце требует жить по-другому.  

.

.