.

.

.

Как он любил! - как тешился и верил! -  
как наслаждался мановеньем крыл! -  
но, обнаружив среди счастья двери,  
он взял  -  и для чего-то их закрыл.  
                        Вы знаете мгновенья облегченья,  
                        когда кругом настала тишина :  
                        благословляя мудрость заточенья,  
                        ты всё на свете посылаешь на...  

Как он любил!  -  без пафоса рассудка,  
без трезвости расчёта, без обид.  
Но двери, двери...  -   можно ж сути чуткой  
передохнуть за плоскостью защит!  
                         Вы знаете мгновения покоя,  
                         когда,  иссякнув мучиться судьбой,  
                         сказали ей разумно :   - Что ж такое?! -  
                         оставь меня!  -  я больше не с тобой!..  

Так ангел пал,  отрезав мир и Голос -  
за дверью правит собственный приказ.  
Любить забыл,  но стал любить приколы.  
Ему теперь бы в Думу в самый раз.  
                        Вы помните,  как милая смеялась? -  
                        и как Вы смеху предпочли серьёз?  
                        Она потом смеяться перестала.  
                        Что ж,  умный вид до смеха не дорос.  

Тоскует падший ангел,  негодует,  
творит бесчинства,  Бог ему судья.  
Не помнит :    просто хлопнул дверью всуе,  
и  тихо  сполз  до  уровня  зверья.  
                        А мог заметить   -  сколько жизни в боли,  
                        и как глухи поверхности дверей.  
                        Ожить   без   всяких   ЕСЛИ   и   ДОКОЛЕ.  
                        Открой,  мой ангел!  -  и  взлетай скорей.  

.

.