Стучали в двери, звякала посуда,
Слепил торшер лучом до рези белым.
Мы пили джин, выискивая чудо
На дне бокала с гиком оголтелым.
А после, в чайном трипе полупьяном,
Беспечным кругом тел пустоголовых
Мы разбавляли ночь марихуаной,
Сшибая звёзды вниз свободой слова.
Скрипел кассетник старым добрым регги,
Болтался месяц сгорбленным изгоем,
И под наплывом растаманской неги
Мы рисовали рифмы на обоях.
Наплечный жар фрилав-татуировок
Рождал в груди неистовое пламя.
...Мы не боялись знать, что завтра снова
Всё будет так же... Будет! Но не с нами.