На город спускался босой молодой рассвет, 

В раскрытые окна ещё залетали сны.
По тонким верёвкам, натянутым между крыш,
Гуляли два эльфа в пижамах своих цветных.
Они собирали налёт, что смели с планет

Хвосты неприметных, невидимых глазу птиц.
Потом заливали прозрачной дождинкой с туч,
(Чего ранним утром, такого, не замудришь!)
Раствор становился таинственен и пахуч,
В нем месяц селился, приветлив и нежнолиц.

Они окунали в ведёрко большую кисть,
И клеили к небу прозрачные корабли.
Их видел в окно необычный грудной малыш,
Которого звали, мне кажется, Амели...
А где-то для тех кораблей маяки зажглись.