.

.

.

Отфильтрованной плазмы излишки - создают турбулентный поток.   
Как остался в потрёпанной книжке добровольно засохший цветок?..  
Сколько лет ему? - тридцать и… - ух ты! - от подсчётов иди удержись.   
Вот и венчика краски потухли.   
Как хитрО продолжается жизнь!  

Он лежит там, где мавр Дездемоне говорит о смятении чувств.   
Ах, романтика в жёстком вагоне. Петергоф. Недосып. Первый курс.   
Рассказать из Шекспира колёсам, и к зачёту цветок опознать.   
Сколько знаний осталось без спроса! -   
а по практике, помнится, пять.  

Нет, он не был сердечным залогом, и дружком лёгких девичьих грёз.   
Давней страсти хлебнув на дорогу, в век Юнеско смятение внёс.   
Я, как принято в дамских романах, над засохшей когда-то травой,   
многослёзно печалиться стану … -   
дал бы Бог быть цветной.   
И живой.  

.

.