.

.

.

В Марсельский порт, сопя, причалил сухогруз,  
смешавший запах моря с запахом плантаций.  
Он был грозой сентиментальности и муз :  
приютом всех бродяг - любых ориентаций.  
Другая там... матросы вязли, как могли -  
по ресторанчикам, закусочным и барам.  
Как прежде - мальчики не чуяли земли,  
зля   обывателя  критическим  угаром.  

В Марсельский порт спустился серебристый борт  
из стран, где солнце не встречается годами,  
пастис не пьют, ужасный кофе - низший сорт,  
зато икра, блины, и зимы с холодами.  
Свободу  барышням!.. -  и пара сотен тел
растают в городе, как дым от папиросы,  
а нынче ж вечером в приморской духоте  
смущают резвостью - гуляющих матросов.  

Ром - это дорого. Дешёвое вино -  
такая ж дрянь, как в супермаркете в Отрадном.  
Но  весь  Марсель  кутит  с  гостями  заодно :  
азарт, тепло, открытость, радость - да и ладно.  
Звенит цикадами нетрезвой соли взвесь.  
К порту сбегаются марсельские кварталы.  
Поверьте, милые - что я как дома здесь -  
мне мало-мальского матроса не досталось!  

И я пишу теперь - про пляжи Дю Прадо,  
что я люблю тепло и пальмы, порт и устриц,  
что буйабес хорош, что фуа-гра не то...  
Жаль, сухогруз ушёл. За квашеной капустой.  

.

.