.

.

.

Мороза крепкою рукой  
окОн расписаны страницы  
с категоричностью невежды -  
ажурным  иктом бытия.  
Ты, а не тряпошный другой -  
герой душевной небылицы.  
А измождённые надежды  
любви и веры - это я.  

Недорисованный узор  
недорифмованных желаний  
зашил невинную прозрачность -  
в нетолстостенную броню.  
Кислит пересолёный взор  
пустопорожностью  терзаний...  
с утра теплеет? - это счастье,  
и окна блещут в стиле ню.  

Любовь и вера. Мне бы сил -  
искать и снова отступаться,  
взывать к морозным отпечаткам  
над обезлюдевшим мирком! -  
к обеду дождь заморосил,  
ты попросил меня остаться,  
замысловатости брусчатки -  
добавив с окон стёкший ком.  

Под вечер. Я с тобой - одна.  
И ночью снова подморозит.  
И я опять уставлюсь в зиму,  
ища поддержки и опор.  
Где эта лешая весна,  
где пьяный кучер судьбы возит? -  
и тянут ушлую резину,  
и ткут бесчувственный узор...  

.

.