.

.

.

Мы успеваем, милый. Не спеши.  
Текут века, и час ещё в запасе.  
Все мысли я отгладила отменно,  
хоть всё равно помнутся в рюкзаке.  
В кармашке - пара ямбов для души,  
сработанных построчно на Парнасе.  
Внутри - костюм (вполне обыкновенный)  
и галстук из французского пике.  

Конечно.  На дорожку.  Посидим.  
Не сразу вспомним, где недосказали.  
Скорее недочувствовали...  страшно,  
но не смертельно, если позвонить.  
Из наших лет я знаю больше зим,  
в краю любви - посредственность реалий.  
А хочется блистать в ряду калашном -  
особо сдобной выпечке сродни.  

Большое дело час! - теперь пора. 
Оставь рюкзак, он вряд ли пригодится.  
Ведь странники уходят на закате,  
чтоб проводить грядущее в рассвет.  
Оранжевое солнце из вчера,  
сегодняшнего вечера темница,  
твой силуэт в тумане как в томате,  
и - разбелённый - будущего цвет.  

.

.