.

.

.

В целом я не верблюд, но игольное ушко -  
апогей любопытства и мощный магнит -  
непролазным глазком над стальной безделушкой  
беззастенчиво манит, и в чём-то манИт.  

Неужели никак? Захочу - не пролезу?  
Так и буду глядеть в недоступную щель?  
Уломать, упросить - ничего, что железо.  
Ведь уже никогда, коль не пустит теперь.  

Для чего? - я не знаю, но чувствую - надо.  
Непролезшим присущ пролезательный пыл.  
Прекращаю ушкУ исполнять серенады,  
снаряжаюсь - и в путь. Ничего не забыл?..  

Что за тесный проём, что за жёсткие рамки! -  
застревающий страх замедляет процесс.  
Я - как пить - попаду. Не в засаду, так в дамки.  
Голова бы прошла, да расслабился пресс.  

Я согласен, что ушко - ворота для ниток.  
Я вдобавок что толст - непрактичен и смел.  
А ворота - не прошлое, значит открыты.  
Я же вам говорил. Изловчился. Сумел.  
  
Чемодан не продеть!.. - в уходящей обиде,  
не решаясь швырнУть припасённую жесть -  
я на той стороне в неиспорченном виде :  
яко наг яко благ, или просто как есть.  

.

.