.

.

.

Сырую землю первый снег закрыл холодным одеялом.  
Прозрачных смертников набег на ту, что много их застала -  
колючих, ищущих тепла и заметающих порошей,  
щипучих будто не со зла, а внешне празднично хороших.  

Родившись тут недалеко, придумав - что спустились с неба,  
снежинки ластятся легко, попутно сочиняя небыль.  
Маня теплом и красотой, даря простуду и артриты...  
окочененье и застой  творят пуховым шито-крыто.  

И станут дальше танцевать, изображая беззащитность.  
И будут правду укрывать под тем, что в минус можно выткать.  
И будут девственно чисты и вызывающе жестоки,  
и флёр холодной пустоты умчат когда-то с грязью стоки.  

Когда весной ты был тягуч, и грязен самой грязной жижей...  
когда знакомо, из-за туч, тебя сливали злей и ниже...  
тогда, родившись в декабре и одурев от шанса в белом -  
танцуй. Не думай о тепле.  
Морочь и жги бездушным телом.  

.

.