.

.

.

Вечер.  Уют.  Рукоделие.  Старая лампа.  
Хитрое кресло, одевшее в плед хромоту.  
И, в разрушение милого тёплого штампа,  
в форме сердечка бесстрашный игольник - ату! -  
хищно истыкали мягкие ткани иголки,  
суть упустив :    натяженье, скрепление, нить...  

...всё ерунда и пустые досужие толки -  
кроме того, что мы можем сейчас говорить.  

Кто догадался подставить сердца под уколы? -  
то ли судьба, то ли просто минутный каприз.  
Вот и вонзаем зазубренных пик частоколы :  
в центр, по периметру, в ритмоводитель - и вниз.  
По заведённому в неких пределах порядку  
это - как с той же пульвиллой - такая игра...  

... надо играть, если выпало. Все неполадки -  
вздор, если мы ещё живы, и нам не пора.  

Как не опасна ехидственность игл для подушки!  
Зрелище жуть, а присмотришься - ленты и флок.  
Боль для сердец  -  это тоже во многом игрушки,  
если, конечно, не торкает в руку и в бок.  
Лучше б  без рисков!  -  и в дело идут дифирамбы.  
Правду и боль  отставляем,  как праздничный чин...  

... всё хорошо под столетней неглупою лампой,  
если в пятне её света мы вместе молчим.  

.

.