.

Карабас молчаливо уткнулся в провал сундука :  
где же вы,  нерадивые куклы бездушных артистов? -  
час спектакля настал,  и театр заполняется быстро.  
Душу тянет,   а мучить вас дрогнет живая рука.  
Вылезайте уже,  принесите мой замысел в мир.  
Этот мир содрогнётся до пят от представленной мощи.  
Выносите на свет подышать залежалые мощи.  
Я  -  ваш мастер,  владелец и бог,   режиссёр и кумир.  

Нет,  не кутайте лиц,  посмотрите мне прямо в глаза.  
Вы исполните то,  что я вам терпеливо наметил.  
Бойтесь, я тут сержусь, и машу устрашающе плетью...  
ну куда ты опять,   синекудрая пупс-егоза?  
Я же вам говорил, под какой симфоджаз выходить.  
Как, опять водевиль!  -  я же вас попросил о великом!  
Вы пошли представлять совершенно другую музЫку,  
и опять нацепили на юбки оборок, итить.  
Что-то сдал Карабас...  

                                   ...но своей удручённой порой  
он не видел того, что реально таит его ящик.  
Что в его темноте,  мировым натяженьем звучащей,  
всё давно обрело бытие-подобающий строй.  
Что его бестолковые куклы-актёры-стихи,  
не боясь нерабочей порой напороться на окрик,  
вылезают довольные в средненебесные окна,  
чтоб отведать супца из отборной взварной требухи.  

Погоняв по несобранным крышам очкастых котов,  
щекоча почуть-чуть тормозного уставшего Карлу,  
непоседы-стихи где-то там разморозили карму,  
и доставили ключ  -  к Очагу Неизбежных Основ.  
Незаметно,  шутя,  попивая крапивный чаёк...  
Изнывая,   страдая,  вздыхая,  сдуваясь, стеная...  

Карабас - с гениальным ключом от заветного рая.  
И спасибо, что Бог всю команду на счастье обрёк.  

.

.

.