.

.

 Он ненавязчив был, но скучен,

Смотрел собакой виновато,

Потухли свечи, ужин скушан –

Засобирался он куда-то.

Хотелось действий: слов, движений,

Быть вознесённой и распятой,

А он, похоже, был тем Женей,

Какой был в восемьдесят пятом.

Она была уже готова

Пойти на всё с мужчиной этим,

А он топтался, как тот Вова

В печальном девяносто третьем.

Поняв, что нЕ к чему быть строгой:

Забыла штучки волевые,

Чтоб не случилось, как с Серёгой,

Который смылся в нулевые.

Так жизнь профукаешь: морщины,

Жирок окутывает бёдра…

Где настоящие мужчины:

Жуаны, Ловеласы, Зорро?!

Не спится, хоть минула полночь,

Она ревёт не замолкая,

Не зная, что не спит Семёныч:

Какая женщина! Какая!!!