.

Как   ливень  в  пустоши   неистово  стучит,  
как  звонко  капли   по  коростам  ударяют,  
как он желанной  влагой гимны исполняет,  
и  вдохновляет,  и  клокочет,  и  журчит...  
Стремглав  наполнив залежалый верхний слой,  
разрушив несколько иссохших бывших скважин,  
проникнет вглубь  тугими каплями, и даже  
не  обернётся  на  испуганное    - Стой!..  

Теперь  без  пафоса  ( смирись  или  борись...)
он просочился  в землю,  чтобы  делать  жизнь.  


  
Так  -  вдруг  пришедшая  -  беспутная  любовь  
вструит  волнения  в  молчавшие  пределы.  
Пройдётся  посвистом  отчаянно  и  смело  
по  мёртвым  шишкам  свежевысушенных  лбов.  
Разрушит  пару  бастионов,  и  острог -  
в  котором  чувства  без  взыскания  томились,  
и что есть мОчи,  что есть выстраданной силы -  
помчится  в  глубь души  со всех изящных ног.  

Я удивлюсь, любя :   смятенье,  драма, приз?.. -
Любовь  меняется.  Ей  надо  делать  жизнь.  



Твои  -  о вечном говорящие  -  стихи  
взмывали башней ввысь  и  рушились о землю.  
И  всё,  что  я  в  тебе  люблю  и  не  приемлю,  
все  грациозные  кульбиты  и  нехи-  
трые  конструкции  из  видимых  существ,  
все  растревоженные  тени  тонких  планов -  
меня  не  просто  потрясают  неустанно... -  
вочеловечивают  с  травмами  и  без.  

Ищи и славься Словом. Празднуй и держись.  
Стихи,  теряя  звук,  повинны  делать  жизнь.  

.

.