Единственно, что могут эти руки, -
перебирать серебряные струны,
и увядать, и тяжелеть в разлуке,
лишившись власти обнимать тебя.

Когда пройдут не месяцы, но луны,
единственно, что смогут эти руки, -
хранить под кожей память о тебе...

Когда же им в бездействии и скуке
останется сомкнуться на груди,
единственно, что смогут эти руки, -
искать тебя и больше не найти.