.

.

.

Грустите, мадам?.. - что поделать, терпите.  
Тут Вам не игра, не любовная драма.  
Поплачьте пожалуйста, если хотите.  
На то Вы, мадам, и разумная дама.  
Таких  бесполезных  и  горьких  смятений  
Вам больше не встретится в этом столетье.  
Закрыты  -  приём и обмен  -  угрызений.  
Стучат?.. -  Вам почудилось...  впрочем, ответьте...  

Ну что, получилось?.. - оставьте надежды.  
Теперь будет так же, но всё по-другому.  
Предчувствия, страхи - Вы маялись между,  
в поту продлевая душевную кому.  
Ищите, ищите, водите руками -  
оттуда обычно не шлют бандероли.  
Когда ж Вы, мадам догадаетесь сами :  
не будет спасенья от истинной боли.  

Мне жаль Вас, мадам - и не жаль абсолютно.  
Вы справитесь, это послушно процессам.  
И каждый уйдёт с этой улицы людной.  
И каждый отплачет - ботаник, повеса,  
завзятый мошенник, печальный сказитель,  
всё знающий слушатель с третьего ряда...  
Никто не минует. Помилуй, Спаситель.  
Пошли нам любви, нам другого не надо.  

И если, мадам, неизбежны страданья,  
где горе съедает последние силы...  
дай Бог, что любовь Вы убили не сами :  
- Спасибо за счастье. Я помню, что было.  
Когда  же  в  миру  заартачатся  двери,  
диспетчер назначит отплытье в Обитель,  
и  вдаль  позовёт  неизведанный  берег,  
умрите достойно.   
А нынче живите.  

.

.