В душном пространстве набитые души.

Полчища ног, заползающих в тушу,

Полчища ног, выходящих наружу.

В чреве ревущего монстра натужно.

Тысячи рук, уцепившихся твердо

В, хромом блестящие, нервы и ребра.

Блеск ослепляющий. Резкие звуки.

Тянутся всюду, цепляются руки.

В утренний час и в теченье другого,

Часа, на финише дня трудового,

Тут громогласные звуки движенья

До сбитья пульса, головокруженья.

С ветки на ветку порхаем, как птицы,

Жизни привычно листаем страницы.

Снова из тьмы возвращаемся к свету.

На злободневность вопросов ответы

Ищем. Вдруг звук накалился и взвился

Монстр громыхающий остановился.

В двери открытой всего на мгновенье

Вдруг промелькнули какие-то тени.

Свежего ветра чуть, чайная ложка,

В воздухе спертом вдохнулось немножко.

Снова свистит за окном от разгона

В тактах симфонии метровагона.

Только колышатся кудри, и взглядом

Щупаешь тех, кто находится рядом.

Чу! Будто молния все озарила.

Тело волна тепловая пронзила,

Словно стрелой купидонова лука,

И тетева зазвенела упруго.

- Ах, извините, какая неловкость! –

Взгляд оступился, споткнувшись о колкость

Этих ресниц. Эти чуткие губы…

Уши зарделись от мысли. От глупой.

Словно сантехника стукнуло током

Под напряжением тысячеоким.

Просто коснулись друг друга случайно…

Мысли, смешавшись в мозгу, одичали.

Сердце в агонии мечется глухо.

Клетка грудная заходится стуком.

Взгляды все чаще, а вдохи короче.

Пауза длится все дольше, а впрочем

Все замечаем. Как крыльями птицы

Хлопают в такт в беспорядке ресницы.

Блеск этих глаз, на озера похожих…

Аж муравьи побежали по коже.

Чувство такое. Как будто неловко.

Свист нарастает. Опять остановка.

– Мне выходить. – Ах, зачем же, останьтесь,

Ведь испытали вы то же, признайтесь! –

Вслух позвучали слова в адском гуле,

Или лишь мыслью в мозгу промелькнули?

«Да» или «Нет»? Что в ответ вы сказали?

- Встретимся с вами мы больше едва ли…