.

.

.

Не барчук, не разодет -  
жил в буфете дед Какдед.  
Не сластёна, не богат -  
просто тырил рафинад.  
Не балбес, не полорот -  
рядом жил другой народ.  
Вдруг лишившись сласти снов -  
был народ к ружью готов.  

Что про сахар говорить! -  
отобрать да разделить.  
У Какдеда взять своё -  
снарядили муравьёв.  
Муравьи и рафинад! -  
первый рад, сто первый рад.  
По крупице - и назад.  
Так и вынесли весь склад.  

Возле створок делал вид  
весь наличный индивид.  
Кто с чайком, кто с рюкзаком,  
все - ссылаясь на закон.  
Муравьи едва ползут.  
Старожилы тут как тут :
  -  Пацаны, хорош зевать! -  
     будем сахар раздавать?!  

Муравьи подрастерялись:  
 -  Никогда так не смеялись! - 
    Раздавать? - на самом деле? -  
    всем здоровья, мы всё съели!..  
    По трудам и подкрепились :  
    не за запах притомились...  
    Мы - чтоб всем и всё понятно -  
    нынче сытые ребята.  

Эх, похоже, не привета  
ждали жители буфета! -  
онемев от результата...  
всё какдеды виноваты!..  
Дед Какдед ходов не понял,  
и пропал, как ветер в поле.  
Знать комод какой нашёл.  
Или в лешие ушёл.  

Муравьи смекнули махом,  
как и дальше кушать сахар.  
И теперь живут в буфете  
в ожиданье свежих сплетен.  
Сладкой жизни у народа  
нет и не было отрОду.  
Просто сахару - майн гот!.. -  
вечно всем недостаёт.  

.

.