.

.

.

Я был домашний толстый кот в шикарных галифе.
Тут, отпросившись в культпоход, явился подшофе.
Супруга-кошка… - вот беда! - пантерой родилась.
Не умягчат её года, и длительная связь :

- Пшёл вон!.. - так я, гроза ворон, нашёл у них приют.
Воронам искренний поклон, что терпят и не пьют.
Я - гувернёр у воронят - за стол и пол гнезда.
Птенцы немножко гомонят, враги дневного сна.

И вот я - трезвый и живой - как юный пионер.
Где мой паштет, где мой покой? - пожалуйста, моншер...
Какой, скажите, у пантер негодованью срок? -
злят - сучковатый интерьер, и карррррский говорок.

Но радует прекрасный вид :    сижу, как сыч в кино.
Птенцам читаю алфавит, гляжу в своё окно.
За уши перьев натолкал, схуднул и поседел -
смени, хорошая, оскал - на милость добрых дел!..

.

.