.

.

.

Случайный поезд, двухпостельное купе,  
и две судьбы, давно искавшие друг друга.  
Её. Вы вряд ли разглядели бы в толпе.  
Ему. Всю жизнь никак не вырваться из круга.  
Его надменный, здравовымышленный вид... 
Её усмешка искушённой богомолки...  
ну неужели двух бывалых удивит  
дух потрясений, притаившийся на полке.  

Как трудно вывести в окно тревожный взгляд,  
и зря с билетами пристала проводница.  
Им божий перст на встречу выписал наряд,  
так надоело им друг другу только сниться.  
Прочь позабыты в сумке куры и коньяк,  
когда глаза, смутясь, встречаются с глазами :  
-  Вы что, нарочно так смотрели?  
-  Просто так.  
-  Спросите, долго ль до Рязани?  
-  Лучше сами.  

Кисель сомнений и пронзительный сигнал,  
страх откровения и ангельские трубы.  
-  Присядьте ближе, я как будто б вас узнал...  
-  О нет, останусь! - так знобит, не на беду бы...  
Он тронул пальцами шевро её щеки.  
Она отпрянула, но сердце жить не против.  
И две конкретно необузданных реки  
слились потоками в одной надрывной ноте.  

Телам не вытянуть такой высокий звук.  
Души томление прорвАлось страшной силой.  
Любовь батрачила в кольце сплетённых рук,  
соединяла плоть, и тайн не находила.  
Конечной станции разгневанный перрон  
надменно щерился вокзальными тенями -  
не попросив у провиденья телефон,  
мужчина плёлся в круг привычных пониманий.  

.

.