Господа проходили, как водится, мимо неё. 
Замечал побирушку у входа не каждый тридцатый. 
Полуспившийся вид, вместо прежней одежды рваньё, 
Седина из-под шапки, морщины у глаз слеповатых. 

Удручающий запах. Протянут бумажный стакан 
(Наделяют такими вокзальные кофемашины).  
Кто-то сунул ей в руки баранку сухую, банан, 
Две конфеты, салфетки и чай с пресловутым жасмином.

--Сердобольные люди, подайте старушке на хлеб! 
Улетали слова, но до чутких ушей доносились. 
И, подавшим, она благодарно шептала вослед. 
Добродушным всегда возвращается чистая милость.