.

Бывают и худшие странности. Смейся - не смейся,  

но - долог, не толст, полосат, несговорчив, не пьян -  
лежал на дороге на бойком ходу полицейский,  
доставшийся нам по наследству от развитых стран.  

Лежал на боку на пригорке на тёплом местечке,  
стремясь загореть - чтобы нравиться дамским жукам,  
забив на ремни, на права, на страховку с аптечкой,  
и торс подкачав всем на зависть крутым мужикам.  

Но как ни лежи - что картинно, что в общем не очень,  
не рады служивому дамы, а паче - жуки.  
Бывает и матом ругнут, а особенно к ночи -  
не любят нежданных препятствий в пути мужики.  

Пойми наконец, что ты так-то - бетонная глыба,  
и честь отдают тебе скоростью, снизив полёт.  
Из тех, кто проехал - никто не промолвил спасибо,  
и встречи с тобою никто из знакомых не ждёт.  

Но каждый из нас - тормозящий, лежащий и хуже -  
уверен, что будет его ослепительный миг.  
Себя улучшает загаром с разметкой снаружи, 
чтоб вдруг  ощутить  наважденье любви  изнутри.  

Так пусть же ему повезёт в нестабильной России,  
где кто его знает, кто дурень, кто прав, кто лежит.  
Лежачих несложно любить, коль они попросили.  
Стоячих сложнее, но как же без этого жить...  

.

.