.

.

.

*   *   *  
Там, где позёмка вьюге вторит,  
а толщам снега снятся сны,  
сидит русалка на заборе -  
вся в ожидании весны :  
эх, зря тогда не поспешила,  
на  уговор  не  повелась...  

сама себя любить решила,  
и этим чувствам отдалась.  

*   *   *  
Сказалась нимфою наследной,  
тревожила окрестных дам,  
и вот теперь сидит победно  
на удивленье всем ветрам.  
Замёрзла. Ласты в заморозке -  
как  будто  телом  догола...  

а трещин тонкие полоски -  
на коже чешутся со зла.  

*   *   *  
Хвост из застывших бывших членов,  
поближе к сердцу  -  плавники,  
и шевелит несовременно  
клешнёй начальственной руки.  
На миллионы  -  притязаний,  
дел на заборе  -  на пятак...  

при двух томах полезных знаний -  
жить всё равно не знает,  как.  

*   *   *  
Придёт весна, согреет душу,  
просвищет ласковую трель.  
Оледенение нарушит -  
глаза застлавшая капель.  
Оттает хвост от безнадёги,  
поотпадает чешуя...  

размяв затёкшиеся ноги,  
девица  спросит  бытия.  

.

.