В осеннем парке полусонном 

Расплёскивал оркестр печаль, 

Там даму в лёгком, несезонном, 

Воздушном платье повстречал. 

Глазами чёрными своими 

Она во мне зажгла азарт - 

Красивая, как дама вини, 

В неигранной колоде карт. 

Удачно разложив пасьянсы, 

С ней целовался средь дубов, 

Кружились мы в любовном танце, 

Кружила голову любовь. 

Нет ощущения  в помине,

Что я уже неюных лет:

Я был повержен дамой Вини, 

Как одномастный с ней валет. 

Плевать, что я её не первый, 

Но всё ж, благодаря молве, 

Сомнений закублились черви 

В моей безумной голове. 

Мне рассказали, что и ныне, 

Когда я так в неё влюблён,

Гуляла страстно дама Вини

Всю ночь с червовым королём. 

Я думал, что у нас серьёзно, 

Что чувство в сердце у неё, 

Но разобрался слишком поздно, 

Что в жизни дамы всё враньё.

Я в силиконовой долине 

Дремал, зарывшись в ней лицом :

Была ненастоящей Вини -

Я настоящим был глупцом!

Схватило сердце, поясницу 

И разболелась голова, 

Решившись с нею объясниться, 

С трудом я подбирал слова. 

Как замысел мой был наивен -

В ответ лишь истеричный крик!

Я думал, это дама вини, 

А оказалось дама пик!

И жизнь рассыпалась на части, 

Как под кувалдой антрацит:

Любовь, полёт, надежда, счастье; 

Тоска, обида, суицид. . . 

Я стресс лечил  бальзамом винным, 

Стал безучастен, как старик, --

Бед натворила дама вини, 

Ой, извините, дама пик. 

Хоть лезь в петлю, когда не любят, 

Но спас меня старик-еврей:

-- Смотри, какая дама буби!

И больше никаких червей! 

В своей бубновой половине

Обрёл я негу и покой, 

Но в снах постыдных дама Вини

Нагая машет мне рукой.