Теперь я знаю, что такое подлость,
в чём радость, где терпения предел.
Войдя по всем критериям во взрослость,
всегда в делах, разборчива в еде,
я знаю и удары, и укусы,
измены холод и пожар любви,
тепло надежды, низости искусы,
носы разбитые и головы в крови,
улыбку сына, дочери упрёки,
ладонь подруги, наговор врагов,
под ухом шёпот и гудок далёкий,
скрип половиц и звук босых шагов...
И не боюсь костлявую, рябую,
пускай придёт с клюкой или косой,
без ропота приму её любую,
уйду в поход раздетой и босой.
И прежде, чем сознание помчится
в просвете перед чёрною трубой,
скажу, к чему душа моя стремится:
быть «на миру» всегда самой собой!