Давно пылятся умных книг ряды
на книжных полках дедово-отцовских.
Листаю я порой твои труды,
поэт страстей - Владимир Маяковский!
Меня осудят: что храните хлам,
вам прошлое важнее, чем реальность?
Я ж томик твой на пОруг не отдам -
в нём есть любовь, а не одна скандальность.
Я отвергаю формулу сию,
не дам зерна худому воронью,
читать хочу твоё "Письмо Татьяне...",
с которой, верю, встретился в Раю,
как пропуск в вечность - сладкое "люблю",
ведь вашу тайну помнят парижане...

Да, вашу тайну знают парижане,
всему виной, наверно, сам Париж.
Живёшь в нём на последнем издыханьи,
от чувств к Татьяне пламенем горишь.
Но ей милее утончённый Пушкин,
её пугает русский "ледокол",
романсами избаловано ушко
и ближе ей французская l, ecole.
В душе осталась тайная печаль,
но не тускнеет лишь любви эмаль:
ты взял её в полон со всем Парижем -
оставил память о себе - цветы,
хоть лет промчались длинные ряды,
но их сюжет нам оказался ближе.

Но их сюжет нам оказался ближе:
тебе неведомо, но люди говорят:
цветочной фирме, что ни есть престижной,
к Татьяне Яковлевой вечный дан "наряд".
Гортензии, тюльпаны и фиалки,
букеты орхидей и дивных роз
не миллион - (куда там нашей Алле!),
посыльный приносил, как верный пёс.
Вот ты какой, Владимир, сумасброд, -
в Париже удивляется народ:
- Он умер, а цветы несут! Поверьте,
цветы от Маяковского несут,
письмо Татьяне Яковлевой чтут -
великая любовь сильнее смерти!