.

.

.

Года  толкались  и  летели :  
сколь вознесёт - столь занесёт...   
и вдруг остались две недели -  
для слова Будь. Для слова Всё.  
Хотите вычурную драму? -
священный пафос мне не дан.  
В давно заждавшиеся страны  
я собираю чемодан.  

Сживаюсь с духом и с вещами.  
Два воскресенья - и вперёд.  
Я с Вами, ангел мой, прощаюсь.  
Бог даст - обоим повезёт.  
Утешусь бархатным виденьем,  
что мы закончили сюжет...  
нас не пугают воскресенья.  
Почти совсем. Конечно нет.  

Слеза слезу догонит ловко -  
их у меня на каждый день...  
воскликнет мнительность-плутовка  
про неправа, про набекрень,  
покой кивнёт что мол заждался -  
но быстро вылетит в трубу,  
и лишь любви меня не жалко -  
мы с нею знаем что к чему.  

Что впереди, что нет - что будет  
мы не искусницы гадать.  
Так хорошо чтоб были люди,  
и настроение сказать...  
про жизнь, что мне открылась с Вами,  
как я кручусь - не суечусь,  
что миокард теперь не камень,  
и воскресений не боюсь.  

Чтоб на витке грядущих знаков,  
ловя знаменья подолОм,  
я продолжала жить и плакать,  
не сожалея о былом,  
не теребя судьбу за были,  
не зная кто кому истец...  
хочу чтоб Вы меня простили.  
И я Вас тоже наконец.  

.

.