Наверное, пора мне отдохнуть:  
Я начинаю говорить с вещами!  
И более, -- они мне шепчут сами.  
Смущаясь, синий шелковый лоскут  
Поведал, что жилеткой стать готов  
Моей любимой кукле самодельной.  
Она просила звать её Аделью,  
И смастерить ей пояс из цветов.  
Я сотворю, мне это даже в радость,
В шкатулке много ленточек осталось.

Еще нестарый плюшевый диван
Бормочет что-то сладкое ночами.
Приятно слышать ласковой пижаме,
Что к ней он страстью нежной обуян.
Цветы на подоконнике ворчат,
Когда их кот тревожит колкой лапой.
И кто-то не молчит в коробке шляпной
(И этот звук, тишайший, жутковат).
Вот кто там может быть? Загадка, право!
Сбежавший хомячок соседа Славы?

Оживший дом общается со мной.
Поёт фальцетом лодка на картине,
И справочник даёт урок латыни,
Назвав энциклопедию женой.
Да я латынь, выходит, поняла!
Ура! Сбылись мечтания лентяйки.
Хотелось мне, скажу вам без утайки,
Знать языки, которым нет числа -
Зверей и птиц, народов разных рас. Но...
Вдруг - отдохну, а вещи вновь безгласны?

--Конечно, нет, -- промолвит добрый клён,
Доверчиво заглядывая в окна.
В щеку подушка деликатно чмокнет,
И враз приснится, что в меня влюблён
Один прелюбопытный чародей,
Из купленной недавно детской книжки.
Пришлёт за мной упряжку - тыква, мышки,
И я решу, что нужно быть смелей,
Поеду, положившись на удачу!
А вдруг судьба? ...Услышу:
--Не иначе.