Я бежал по росе к своей милой речушке,

Чтоб с разбега с мостка, нырнуть с головой,

Пока солнце в восходе, и свежо на рассвете,

И еще не проснулся в  июле изнуряющий зной.

На траве полежал, себя небу от неги подставив,

И студеной воды родниковой попил лопушком,

С ивой старой у речки, на день распрощался,

И на оклики мамы, поспешил быстро в дом.

На столе молоко, в керамической серой крынке,

И дымятся блины, что успела напечь с утра мать,

"Самоделка" сметана крутая, что ложка не лезет,

Деревенское доброе яство, мне пора друзья начинать.

Как же жаль, мой сон о прошлом будильник нарушил,

Не успел даже маму свою, во сне, как в детстве обнять,

Обманул я и иву, с которой во сне лишь на день расстался,

Через долгую жизнь, мне теперь ее трудно, наверно, узнать.

На заре, я слезинки росы на траве городской наблюдаю,

И вдруг сердце заноет, память в юность без спроса несет,

Где родительский дом и блины с молоком в серой крынке,

Где родник. И петух на зоре, свое время так властно поет.

В. Панферов.