Как я долго рос из под асфальта!

В стороне от пышных клумбных роз.

Не в цветной газонной смальте.

Как я долго рос!

Как назло, спеша, сушили ветры

Ручейки и лужи надо мной,

Как считал я миллиметры

Скрюченной спиной.

Рвался к свету, днями и ночами,

Хилым стеблем, бледнолист и вял,

Сине-жильными плечами –

Чёрный панцирь рвал.

Сгорбленный в дугу как богомолец,

Дыбил над собой и толщь и твердь.

В глубине подкожных улиц –

Там оставил смерть.

Там не любят правду, под брусчаткой,

Да и здесь, наверное, не мил.

Чувствовал я всей клетчаткой,

Пробужденье сил.

Слышал звуки придорожных альтов.

Шепотки-смешки что, мол, я трушу,

Но я рос из под асфальта,

И не горбил душу.

На удачу пёр из под базальта

От дерьма полз, к добрым милым звукам.

Я же рос из под асфальта…

И душой и духом.

Ради светлой жизни, – рвусь я к чуду.

Выпрямляюсь в рост, цельной мерой.

Но не выдрался весь от туда,

Только своей верой.

Вылез к финишу, но нет ответа,

Здесь же ждёт, последнее, – Аминь…

Что ж я рос и рвался к свету…

А ведь это, – жизнь!