Меня контузило в который раз в бою,

И пол алфавита в момент пропало,

Я многих слов не смог произносить,

Их за меня рука, дрожа моя писала.

Я думал – со мною это будет навсегда,

И я таким «оратором» навек останусь,

Как буду дальше на гражданке жить,

Какой девчонке я такой чудак достанусь.

Как расскажу друзьям про тот Афган,

Как им поведаю, что с нами тогда было,

Как друг меня из ада боя выносил,

И как потом его в другом бою убило.

Мне им тогда хотелось очень рассказать,

Как груз двухсотый мы с обидой провожали,

Как слезы сами по лицу непрошено текли,

Как клятву отомстить сполна за них давали.

Мне им тогда хотелось о многом рассказать,

Как «молодых» в боях с душманами жалели,

Как муэдзинов очертели призывы на намаз,

Какие песни на привале солдаты наши пели.

Мне Бог вернул возможность снова говорить,

Дарить красивы слова любимой девушке заставил,

И свято помнить о том, что с нами было на войне,

И тех ребят, кто жизнь вдали от Родины оставил.