(к 50-ти летию  освоения  Самотлора)

"Тогда бригада Володи Мошкова вышла на

 трассу в летних условиях первой на

всем Среднем Приобье. Семнадцать километров

через сплошное болото, вот был участок, вот был марш!"

В. Эрвайс «Мера отдачи» журн. «Юность» №10 1974г.

Задохнулся автобус

на «зимнике»* талом.

С неба дождь или снег,

в общем, сыплет мура.

Километров пяток

по тайге пешкодралом

-просто прелесть,

особенно, если с утра.

Бригадир улыбнулся:

-Погодка к разлуке!

Бог – пижон,

поленился заштопать карман.

Мы не боги.

Короче: за мною, «мамлюки»*!

И бригада пошла

за треклятый урман.

В зеве просеки легче,

но тоже – не климат,

там шаман заблудился,

белугой ревет –

водки просит….

А с неба

воинственным клином

облака наступают

Земле на хребет.

Снежный хаос

вопросом проткнулся нежданно:

- Бригадир,

надо б дочку

на трассе крестить?!

И пошло:

-Как назвал?

- Предлагаю, Снежана!

-Света!... Крестным бери!

- Все бригадой растить!

- Голосуем!

Шла служба

в «болотных солдатах»,

так молва окрестила

настырных парней,

уложивших в болото

свой первый задаток –

верст семнадцать,

как нервы, железных плетей.

------------------------------------------

За деревней

с красивым названием Вата

(от снегов и туманов

мягка и бела)

шумный табор осел:

добровольцы-ребята,

взяв прицел на Европу,

«варили» дела.

А дела не легки –

нефтетрассу тянули.

Самотлор – донор века

на вахте стоял.

Кровь хлестала из недр

не от вражеской пули,

то звездой сердце Данко

упало за яр.

Дальше яра – беда:

за крутым поворотом

топь сплошная.

Зимою – куда ни куда,

а, вот, летом!...

Но должен же

первым быть кто то,

даже если задача

довольно крута.

Откопали траншею,

как профиль окопа.

Завтра бросят десант

на болотный «пятак».

И поэтому сварщикам

спать неохота,

и гитара звенит

белой полночи в такт.

По вагончикам бродит

шальная баллада:

нараспашку слова

и душа, и мотив.

И мечта уплывает

с фрегатом «Паллада»,

паруса из черемух

на Обь опустив.

Не мечта –

перекличка времен.

Север, слушай!

В небе тихо: «Друм линкс»,

эхом в сердце:»Цвай, драй».

Взвод «болотных солдат»

из времен Эрнста Буша

«жмет» на помощь ребятам

в заоблачный край.

Утром бой. Первый шаг.

А трясина по пояс.

Электроды – патроны.

Команда: беречь!

Трубы встык и … Огонь!

Формируется поезд,

чтобы нефти тюменской

не ехать, а течь.

На дыбы поднимается

трубоукладчик –

всадник дал шенкеля.

Вира! Майна! Гати!

«Забинтована» плеть.

Так держать! Не портачить!

Все!...

А кто то боялся в атаку идти.

Слабонервных не держим.

За слабости в шоры.

Путь размечен до метра,

ни шагу в обход.

Прекратите, пожалуйста,

вздорные споры:

можно ль трассу вести

по сорам* круглый год.

Если глотку печет

жаром солнца в зените,

Если руки в мозолях,

лицо в волдырях,

а душа льется песней,

тогда…. Извините,

эти люди все могут,

не дрогнут в боях.

--------------------------------------------

Разбагрянилось марево

северной ночи –

кузнецы Самотлора

рассветы куют.

Задушевная песня –

подруга рабочих,

возвращается с вахты

в домашний уют,

что бы снова с утра

выйти в хлесткую замять

и тушить факелов

драгоценный огонь.

У «болотных солдат»,

что ни день, то экзамен,

и к России любовь –

обожжешься, не тронь!

«зимник» - временная зимняя дорога

«мамлюки» -отборные воины в Османской империи

сор (хант.) - болото

Алексей Камратов г. Нижневартовск 1972 год.