Он шёл... Вдруг, встала перед ним замшелая скала.
Нежданно - вздох услышал он, и тень, что в ней жила,
Мелькнула, взгляд остановив в переплетеньи жил,
Что мрамор тысячу веков до этих дней хранил.

Он был устал и одинок и видел много скал.
Но эта - пела и звала… И он - резец достал.
Жара и холод, дождь и снег… рассвет, закат... и вновь -
В глазах - мечта, в руке - резец, а в сердце лишь . любовь.

Раскрылся мрамор, как цветок, в исходе долгих дней,
Явилась та, что сотни раз он видел лишь во сне.
Шагнула, руки подняла и, радостно смеясь,
С любовью глядя на него, ступила... прямо в грязь.

Вокруг босая нищета, в лохмотьях стан творца,
Повсюду хижины и труд. Ни храма. Ни дворца.
Поцеловав его в уста и прошептав: -Прости!, -
Ушла. Туда, где блеск и свет, споткнувшись по пути.

Резец забросив, он искал забвения в вине.
И проклял все подобья скал, что есть в его стране.
А дальше… потянулась дней пустынных череда,
Где душу грел лишь образ той, которую создал.