Тебя я прячу в памяти моей
и никому не покажу. Отныне
наедине кинжально память вынет
в бессонницу ночную без огней...
Ведь только так живут воспоминанья,
лишь в тишине без лишних глаз и рук,
и самые сердечные признанья
мы произносим в горестях разлук.
Ты их не слышишь, их никто не слышит,
и так не скажешь никогда в глаза,
в приличий рамках держат тормоза,
а сердцу говоришь: - Ну, тише, тише...
Живу я прошлым, от других храня,
то, что ты в жизни значишь для меня.