Не «Лебедь» умирающий Сен-Санса,
не «Болеро» Равеля, не Масне,
не милый звук Шопеновского вальса
не в этот раз пришли на память мне.
Не Лист, Чайковский, Паганини, Брамс
в тоске, печали, радости искрясь,
а старый, спетый Каревой, романс
воспоминаний заплетает вязь...
Так хорошо, когда трещит камин,
когда вином так тонко пахнет, пробкой,
и голос из виниловых пластин
и опытный, и трепетный, и робкий...
И с каждой нотой ближе, горячей
взгляд милых чёрных, радостных очей!