Оттолкнувшись от крыши, летел он стремительно, долго.
Успевая постичь, что внизу -- неизбежная смерть.
На плече почему-то заныла цветная наколка,
Сердце ужас накрыл, а мозги -- жития круговерть:
От рождения всё промелькнуло цветным диафильмом,
И пришло понимание непроходимой тщеты.
И забилась душа обречённо, тревожно, бессильно,
Вспоминая молитвы, сзывая на помощь святых…
Ни креста, ни могилы, лежит бездыханный в трущобах,
Молодые синицы решили страдальца отпеть...
Я добавлю и свой малосильный, надломленный шепот, -
Пусть увидит душа за пределами ласковый свет.