Табакерка с досадой наморщила старенький лоб: 
Апельсин на столе издавал повелительный запах. 
Накрахмаленным бантом смеялась фетровая шляпа; 
Ежедневник хандрил: три страницы подсклеил сироп. 
Цикламен наблюдал за людьми из большого окна,  

Побрякушки звенели в дверях сырной лавки напротив 
непасмурных днях, что на море им тоже охота, 
Да никто не берёт, что работа их тоже трудна)… 

Вислоухий котёнок стащил со стола апельсин, 
Осмелел шалунишка, не зная хозяйского тапка. 
Добродушно смотрели с портрета прадед и прабабка.  
Оба честно прожили в любви до преклонных седин  
И хранят этот дом, где никто не бывает один.