1

Отряд на конях налетел внезапно,

Сторожевые бросились бежать,

Оружия взметнулись, дали залпом,

Врагов разбили. Можно открывать

Замки на клетках. Пленных очень много,

Их полонили, кажется, давно.

Отбили. - Вольные, теперь в дорогу…

Домой, конечно, а куда ж ещё?!

- А это кто лежит? Красива с виду.

- Да, хороша. Не дышит, умерла!

В ней жизни больше нет. Небось обидно

Уйти так рано ей? Да, жизнь игра!

Отряд ушёл. Врагов не добивали,

Кто уцелел, тот оставался жить.

Кто снял оковы, к дому пробивались,

А сильные пошли в отряд служить.

                         2

Заря венец горы позолотила,

И не спеша ползла по склону вниз.

В деревьях свет улёгся на вершинах,

И тянет с моря на террасу бриз.

Тепло в лесу. Трава играет с ветром,

Хор птичий начал новый день встречать,

Многоголосье рассыпалось эхом:

«День светлый здравствуй, живы мы!» - крича.

………………………………………………..

Она спала, спиной прижавшись к вязу,

И что-то лепетала как в бреду.

От шороха листа срывалась сразу,

Пугалась, будто шум сулит беду.

Она почти не помнила, как встала,

Как шла неслышной тенью по тропе,

Упала без сознанья там, за станом,

Очнулась рано, пели голуби в траве.

Никто за ней не гнался, удивилась.

Со лба стекала капельками кровь.

Удар был сильным, ссадина кровила,

Груди под платьем сделалось мокро.

До вечера плутала по округе,

Пока не осенило, что пора

Ей двигаться на север. Стыли руки

От кандалов, кружилась голова.

Чем бы открыть ужасные «браслеты»?

Так тяжелы, а силы нет совсем…

А солнце жжёт в зените, очи слепит,

И белый свет не мил, не бел он, сер.

В закате забралась она по склону

На ровную террасу. Лес густой.

Уснула быстро, издавая стоны.

Отряд Заряне снился, кони, бой…

                            3

Свобода радовала и пугала

В одно и то же время. Путь домой

Опасностей был полон. Горя мало,

Что голод встанет перед ней стеной.

В лесу полно уже созревших ягод,

Коры и хвои, и целебных трав,

К шиповнику лесному тоже тяга…

В душе ж её другой теснится страх.

Страшит Заряну, что плохие люди

Опять возьмут её свободу в плен,

Жить в клетке птицею в неволе будет,

И дом забудет там, в кромешной мгле.

Вот новый день поднялся втихомолку,

Заря ступила в розовой парче

На горы и долины, льётся шёлком

Прозрачный шлейф и плещется в ручье.

Шаги слышны. Беглянка встрепенулась

И опрометью бросилась за куст

Шиповника. А кликать караула?

Неумно крайне, выступ вольный пуст.

Над самым ухом тихо прозвучало:

- Куда спешим, идёт куда ваш путь?

Заряны сердце бешено стучало,

Глаза прикрыла... Вот бы утонуть…

Нырнуть в глубокий омут и с концами

Уйти навечно, чтоб не знать пинков…

Всем телом задрожала, бубенцами

Звенели цепи тягостных оков.

На холм лесистый ветром запах моря

Вдруг занесло, легко теперь дышать,

Сцепился ум в извечном с сердцем споре:

Лежать ещё или уже бежать?

Удар сейчас последует, но что же?

Минута утекла, чужак стоит,

Не бьёт её, не трогает ничтожной,

Которая браслетами звенит.

Заряна на пришедшего взглянула,

Мужчину диким взглядом обвела:

Широкие с седой бородкой скулы,

Улыбка на лице его цвела;

Волос копна кудрилася по ветру,

Глаза светились нежно с добротой,

И гусли на плечах. Песняр, поэт ли?

Наверное, гусляр, немолодой?!

Присел он рядом, взял в свои ладони

Её в оковах руки, произнёс:

- Идём со мной в селенья лучшей доли,

Дорогу покажу.

                            - Прощай, утёс!

06.07.2019