Память.

В. Высоцкому к 80 - летию

Жил на Земле красивый добрый парень

любил мечту, романтику, театр

Бог дал ему мешок талантов в память:

«Неси в народ, веди любви фрегат!»

И тот запел, какие были песни! –

Страна их пела с ночи до утра.

Он жил светло, и в мире стал известным

романтиком гитары и пера.

Припев 1. (под гитару, в ритме песен Высоцкого)

Я любил тебя, Жизнь,

беззаветно и гулко!

Я любил тебя, Жизнь,

как другим не суметь!

Я вобрал в себя Жизнь,

как вселенская губка,

и унёс в мир иной…,

где не ведома смерть!

Прошла пора Высоцкого Володи,

где каждый был нацелен в коммунизм,

и явь была не театральной вроде,

И он творил её, и песней грыз –

пел о желаемом и нужном людям,

взрывал сердца, наотмашь правдой бил ….

Мы и сейчас поэта-барда любим

за то, что он народ боготворил.

Припев 2.

Я в народе живу –

песни людям оставил.

Я с народом живу –

сцена помнит меня.

Говоря «дежавю»*

на бесценное ставлю -

открестившись от зла,

от барыг и менял.

Уходит время. Люди не уходят,

лишь отбывают к новым берегам,

где чувство всё объемлемой свободы

течёт рекой, не ведомой векам.

И он по той реке уплыл с улыбкой,

оставив людям терпкое вино -

гитару и стихи из жизни зыбкой

советского театра и кино.

Припев3.

Я прошёл от Москвы

до Камчатки и выше,

песней строил мосты

в молодёжный портал,

и над Римом кресты,

и парижские крыши

безвозмездно и ярко

всей душою объял.

В народе каждый праведник бесценен,

сложивший жизнь по чести и уму.

Высоцкий жив. Высоцкий на прицеле

у вечности… Он жив! Хвала ему!

Припев1.

Редакция 27.07.2019г.

ЮРКИНА ПЕСНЯ

(из молодёжных – семидесятых)

Мы курим в тесном «коробке».

За стенкой минус сорок.

И солнце катит по реке,

крадучись, словно ворог.

Пятиминутный перекур….

Что может быть милее?

Не сбросив с плеч овчинных шкур,

оттаиваем, млеем.

В копченой кружке варим чай,

про Африку гутарим.

Вдруг, Юрка тронул невзначай

живинку на гитаре.

И позабылся эвкалипт

с земли чужой и бурой.

В «балок» ворвался шелест лип,

слетевший с губ помбура.

Хрустя еловым говорком,

чугунная печурка

нас оделяла огоньком –

таким же, как и Юрка.

А Юрка пел. Он душу рвал,

мозоли в струны врезав.

И песня била наповал,

как пуля из обреза.

Не про войну слагал наш бард

волнующие строки.

Его неистовый набат

имел свои истоки.

Сердец набат, как он знаком

мальчишкам, что из дома

идут в тайгу верстать диплом

на «факе» бурелома,

где топь болот – учитель злой,

экзаменатор ушлый….

А песня хрупкою лозой

привязывала души,

роднила накрепь, навсегда,

в мир открывая двери….

Есть песня века, есть звезда.

Мы – Юркиной доверим.

1971 год Мега Мысовая.

Редакция 27.07.2019г