Ты придёшь окольными путями

Потихоньку. Сваты не нужны.

И неловко скажешь мне и маме:

-Здравствуйте! Я, в общем-то, жених…

А потом смущённо улыбнёшься

Той улыбкой – помнишь в Первомай,

Ты тогда, гадая на ладошке,

Говорил мне: «Гостя принимай»

Ты придёшь в любое время званым.

Помогу рюкзак и ватник снять.

По морщинам сосчитаю страны,

Что прошла с тобой в тревожных снах.

Пусть давно войны той нет в помине,

Ты придёшь – до ужаса знаком.

Минет жизнь.

Моя любовь не минет.

Только поседеет над виском.

-.-.-..-.

Я нашёл мечту свою

Самую лучшую.

Хочешь, песенку спою

По такому случаю.

В песне кто-то потерял

Облако синее,

В песне дарят матерям

Горсточки инея.

В песне любят и горят

Пламенем аловым…

А в народе говорят:

Добрым он малым был!

Я люблю, но не сгорю –

Любятся досыта.

Хочешь, сердце подарю

Насовсем, не просто так?

Уведу в степной простор

К тропкам нехоженым?...

Там без песенки простой

обойтись не сможем мы.

-.-.-.-.-.

Что ты осень со мной натворила –

Исхлестала и в ночь увела.

Та, которую боготворил я,

В дни разлук не поднимет крыла.

Столько дней мне её не хватало:

День – за вечность, минута – за год.

Бродит осень в потёмках кварталов,

Как во мне неусыпность забот

О не спетой, разбуженной силе,

Что любовью зовут на селе,

О словах, что сердца напоили,

О повторе, застывшем в себе.

Я хочу повториться в любимой,

Раствориться в её теплоте…

Зря ты , осень, торопишься мимо

Злой цыганкой в цветастом платке.

-.-.-.-.-.

Стук колёс и огни светофоров

И позёмка – волчица в ночи –

Продолженье вчерашнего спора

И тревог не испитых почин.

Ты осталась одна, как молчание,

Захлестнувшее стылый перрон,

Что бы мерять разлуку ночами

И позёмкой лететь под вагон.

Мне не жаль неудачного спора.

Мне обидно твоё: «Помолчи!»

Стук колёс и огни светофоров –

Это просека в нашей ночи.

А готов ли я снова с тобою

На ходу прыгнуть в прошлую грусть?

Двери тамбура – губы до боли.

Отведи эту боль. Я вернусь.

-.-.-.-.-.

Я из царства лесного,

из поселка берез.

Я родился бы снова

в переливах берест.

В деревенской качалке

мир приятен глазам.

Я полынный вкус чаги*

не сменю на бальзам.

И медвяный дух хлеба

ни на что не сменю.

Если вправо или влево

друг свернет – засмею.

Только прямо! – пусть в горы.

Только прямо! – пусть в глушь.

Я влюбился в упорных,

в бескорыстие  дружб.

Я из царства лесного,

из-под крыши резной.

Мое дело и слово –

в русской песне лесной.

*чага – настой из березового гриба

-.-.-.-.-.

Я когда то тихонько уйду –

Лучше если-б  во сне на рассвете –

Мимо домика, что на пруду,

Где останутся жить наши дети.

Откажи мне Любовь, откажи –

Не засветится утро в тумане –

На крестовую карту сложи

Моё сердце и что есть в кармане.

Позавидуй моей наготе,

Открестись от меня, как от боли.

Я уйду сам к своей правоте -

Неприкаянной жизни в неволе.

Человек, прокрутивший Судьбу

Между бед и удач, смотрит прямо

На примкнувшего к Власти Судью,

Как ребёнок на "титьку" у мамы.

У отца седина на висках,

А у сына пушок над губою.

Я не знаю как выглядит страх,

Он пророс на душе сам собою.

за родных, что оставлю в беде,

за чужих, и пускай не родня им

Знаю точно, в дальнейшей Судьбе -

в том миру - мы сердца уравняем.

Редакция 03.08.2019г