.

.

.

Евгений Онегин, и последующие занятные перипетии его непроизвольно меняющихся душевных настроений

.          

1. Татьяна       

Конечно та самая. О нет, не совсем уже прямо та-раста, вы учитывайте, той-то сколько бы лет сейчас было, пускай даже она в романе юная и прекрасная? - вот именно, столько пока никто не живёт, это мы только мечтаем! - вы совсем-то не фантазируйте. А так-то та конечно. Которая на Девятьсот пятого года в однокомнатной жила. А где она сейчас живёт - вам зачем? - вовсе не обязательно. Вспоминаете?.. - Татьяна Дмитриевна. Тридцать девять лет. Администратор медицинского центра. Блондинка. Весы. Православного вероисповедания. Среднестатистического роста, небольшого размера ноги, и полноты без полноты. Как все в общем. Не замужем, детей нет, котов нет, вредных привычек нет, полезные есть но мало, кто кому воды подать... вот об этом она пока - честно! - не думала. Живёт одна, родителей любит, ездит к ним по мере возможности, а с Евгением не знакомит, да и он с визитами не рвётся - печально что родители ни в какую нынче балОв не дают. Вы пожалуйста не сомневайтесь, она его всё равно очень сильно любит, и давно! - она же та самая, у неё без вариантов. Но в этой паре просто пока никто нигде ни в чём не уверен.
Впрочем в этом как раз и состоят - вся загвоздка, и начало нашей продолжающейся истории.

Так вот. Она его любила. Сильно и давно. Не двести лет конечно, но где-то близко. Для неё сегодня любовь добросовестно представляли - и тепло, и влечение, и то что он всё время сквозит где-то рядом, и забота, и переживания за него, и постоянное желание видеть и знать про него всё, а лучше при этом ещё и осязать, и неуверенность, и сомнения, и обиды конечно при таком-то раскладе... а для него теперь уже это было одно только притяжение, природу которого он не понимал и поэтому все свои чувства считал временно нахлобучившей блажью и, как ни странно, похотью - с которой необходимо всячески бороться...
Он тоже любил её, приезжал повидаться каждый день, приезжал остаться крайне редко, но тоже тянулся, тоже сомневался и тоже раздражался и ссорился по мелочам, а про главное молчал. Не понимал пока ещё главного. За это время для неё ключевым словом стало ненавистное Тоже, а ключевой мыслью - что ему просто так удобно. Потому что всякому человеку надо чтобы его любили.
Удобно каждый день заезжать к ней при вечной занятости и всякой погоде за много километров? - смешно, знаете ли... но от этого не менее убедительно!..

            Она ждала его как Солце - каждый день, чтоб фигурировал с рассвета до заката.
            Он не хотел светить - то хмурился, то лень, то эта женщина не та и виновата...
            она носила бестолковую печаль плюс неказистость неприпудренного вида,
            а также злую человеческую жаль и гневно плачущую женскую обиду.

Почему гневно плачущую? - да потому что сама Таня обижаться и плакать вовсе не хотела - она же не размазня какая-то, не малолетка, не дурочка, и жалеть её не надо! - а обида эпизодически и мастерски обходила выставленные препоны, и тогда уже со всей мОчи плакала как обыкновенная - как будто бы её надо жалеть. Потому что всех надо жалеть. Любить и жалеть. И себя. И его, горемышного.
Таня же в жизни-то не только плакала. В её жизни было много всего. Любимые родные, любимые друзья, любимые книжки-кино-концерты-театры, исключительно дорогущие нынче опера-балет, долгожданные длинные и короткие путешествия, товарищи по разным увлечениям, бодрящие рабочие дни, выходные под кофеёк, пироги для дорогих гостей, и много ещё всякого-разного интересного. Да собственно у неё и воздыхатели тоже были - и давние, и покладистые, и продвинутые. Просто она в целом любила жить. И любить - особенно любила.
А вот его недовольное лицо, как будто всё у неё не по делу, и не так сидишь - не так свистишь, и чему ты собственно радуешься... всё это было довольно тяжело и к оптимизму не склоняло. Оптимизм приходилось на себя натягивать с воем как колготы в детском саду, и это тоже его отдельно раздражало.
Ну конечно же в начале всё было не так!!.. а как оно стало так?.. - довольно быстро, надо сказать, и довольно-таки незаметно. Она на этом пути уже много всего перепробовала. Внятно обижаться, объясняться, не вожжаться, выражаться... мелкие попытки давали мелкие результаты, а по большому счёту всё катилось - куда катилось. Таня в очередной раз махнула на происходящее белой ручкой, и обречённо готовилась к худшему. Думала что если в тот момент когда он скажет Я ПОШЁЛ - она ему ответит ТАК Я И ЗНАЛА... - то это позволит ей сохранить лицо и остаться на высоте человеческого достоинства. А ведь нет ничего подобного. Неистерическая искренность - вот высота человеческого достоинства. Плачется - значит плачь. Да и всё. Тем более что получить адекватные ответы на ребром поставленные печалькой вопросы - нет никакущей женской и человеческой возможности. Эта ерунда у него называлась лёгкими отношениями, зачем и кому они интересно нужны...

            Он не спешил не только греть и освещать. Он не желал ни объясняться, ни перечить,
            ни умиляться, ни продолжить, ни начать, ни говорить, ни философствовать о свете.
            Он мог. Он просто, между нами, не хотел... ну не хотел и всё, оставьте ваши стоны.
            Так образуется у Солнца масса дел - по совершенно некосмическим законам.

Да-да, единственное чего можно было добиться в качестве ответа на все интересующие вопросы - это что он очень занят. Уж кому как ни ей знать, что ничем вообще он не занят в своей этой беспросветной конторе кроме просиживания собственных кровных штанов на дурного качества офисном стуле с заусенцами. Штаны страдали, и демонстрировали свою плохую жизнь - особо задиристым видом. Ну совершенно как люди. Как наш вечно подвирающий Женечка. Но ничего же не поделаешь. Будешь кивать на его вечную занятость, да ещё сочувствие выражать и разные подробности этой занятости для украшения его вранья придумывать. Не надо на чистую воду, умоляю!.. - не надо!!.. - и правды в глаза и другие ни за что не приспособленные для правды места - тоже.
Любить и жалеть. И всё. Очень просто. И пока наша Танечка сейчас любит, жалеет и плачет понемножку, я вам всё потихоньку про это расскажу. Ну что мяч в речке практически никогда не утонет.

Вот глядите. Таня любит Женю. Женя Любит Таню. Ну что это, просто так что ли? - они же из-за этого ещё как меняются, ещё как развиваются, ещё как осваивают незнакомые территории. С шумом и свистом осваивают. А сами слышат зачастую только шум и свист. Это просто мы пока так устроены - громкое слышим, тонкое пропускаем. И считаем что мир состоит из громкого. Какая ерунда...
Если Танечка хорошо любила - значит Женечка хорошо менялся, и очень научился обращаться к настоящим свойствам своей собственной души. Такие, брат ты мой, законы. Любовь именно туда и обращает, а не к рассветам и цветуёчкам. Цветочки и стихи - это как следствие обращения, могут быть и другие милые слабости. В караоке петь. По металлу крестиком вышивать. Марки собирать. Всякое бывает.
К душе-то он всем телом поворотился, а значит и она к нему, и что же сердобольная душенька при этом увидела в ежедневных буднях? - кроссворды в урочное время и лайки в социальный сетях? - а что почувствовала? - царапины от настульных заусенцев на попе? - негусто...

Вот это-то как раз слово, сильно огорчившись, душа и начала настойчиво транслировать Жене денно и нощно, зимне и весенне, стрезвА и спьяну. Правда спьяну всегда немножко полегче... но сильно при этом не увлекайся!..
И настала наконец у парня беда. Ходит он, сидит, или в сети зависает - а внутри постоянная нудёжка идёт - негусто мол, негусто, негусто, негу, сто нег, уст он, егус, то не гу сто... аааааа, один чёрт - тоска и поражение в правах. Душе же невдомёк что все так живут, ей же все по барабану, ей же своего собственного подавай. Вот вам и вид героя недовольный, и нос его на квинте, и предыдущие четыре струны непередаваемо фальшивят, и всё на свете немило, а особенно энергично постылит Таня, потому что она-то собственно-голубушка во всём происходящем и виновата.

Ээээээх, Танечке бы понимать все эти вещи, да не расстраиваться. Сейчас герой потоскует-потоскует, и пойдёт чего-то менять в своей жизни. Но перед этим ему надо инвентаризацию произвести и в каморке прибраться. Как раз вот такими сложностями он и занят сейчас. Какой же тут будет бодрый вид, когда он весь в пыли, паутине и куриных перьях. Откуда перья? - да накопил по несчастному случаю!!
Сколько-сколько. Времени ему на этот невесёлый процесс понадобится столько, сколько понадобится. Некоторые в целую жизнь так и не укладываются. Конечно! - если им никто не помогает. Да нет, чужое барахло на помойку не вынесешь, тут каждый сам себе автор и исполнитель. А вот любить и жалеть... Ну запомните же наконец. Два слова всего, а сколько пользы...

Но нам повезло. Мы сегодня застали Женю где-то близко к концу его внутренних забастовок. Ооооо это такое время... время перемен! - вот тут вы наверное больше не шутИте. Потому что почти везде шутить можно, а тут опасно - не сбить бы нам тонкие настройки, не уничтожить слабенький росток непроизвольным неловким движением. Ничего, постараемся, мы же тоже любя зашли.
А Женя как раз таки собрался сообщить Тане некоторую неожиданную новость. Подымай выше - тут уже буквально Евгений собрался. Таня обрадуется, это я точно знаю. И встревожится. И огорчится потом к сожалению.
Что это значит? - очень просто! - у нашей истории будет вторая глава, а потом ещё парочка. Это ж как жизнь. Можно только прекратить.
.

.