Стихи написаны в 90-х, извиняюсь за не совсем литературный язык.

Наверное, буду раздраконена?

У моря, как поведал Пушкин,
во времена былые те,
старик там со своей старушкой
жил в беспросветной нищете.

Давно уже их сгнили кости
и тех времён развеян прах.
У моря уж другие гости
мечтают о морских дарах.

Теперь у моря новый русский,
топыря пальцы, правит бал.
Волосьев нет и лобик узкий.
(В струю единожды попал).

Подростком он, щипач по духу,
ловил в карманах "воробьёв",
жевал и сплёвывал макуху,
когда бывал удачным клёв.

Потом в СИЗО хлебал баланду,
лежал на нарах, щупал *ер,
а вышел срок - возглавил банду,
и вот теперь миллиардер!

Он по понятиям, в законе
давно король, а не валет.
Бобло в офшоре узаконил
и средь братвы - авторитет.

Он, кроме русского, по фене
вполне прилично говорит.
Есть переводчик - пачка денег,
а в новом паспорте - иврит.

Есть нефть, есть золото, алмазы,
есть шевеление в штанах.
Он всех купил бы девок разом,
но надоели, ну их нах!

Всего так много накопилось...
И имя звучное - Крутой!
Решил он спьяну сделать милость:
отдать всё... рыбке золотой.

И мысль порой такая гложет:
ведь до сих пор я холостой.
Коль рыбка всё на свете может,
пусть бабой станет золотой!

На тачке он подъехал к морю,
брильянт повесил на блесну,
чтоб род Крутого не позорить.
Прилёг у камня и... уснул.

Вдруг глядь, на камушке соседнем
Русалка -девица сидит
и бриллиант на пальце среднем
так ослепительно блестит.

- Эй, ты, хвостатая шалава,
тебя в невесты я не звал.
Могу нечаянно и схавать -
я не таких ещё жевал!

- Закрой, мой милый, амбразуру
и не веди такой базар,
ты не имей меня за дуру,
умерь свой грёбаный азарт.

Мужик, растяпа, простофиля!
Не будет рыбки никакой.
Всех олигархи окрутили,
им предан нынче царь морской.

Златая рыбка в рабстве тоже
под стражей жирного кота,
и ничего уже не может,
а в море нынче - нищета!

Меня же извела кручина
и стали дни мои горьки:
средь олигархов нет мужчины -
одни сплошные мудаки!

Ну, что сидишь, какого хрена?
Давай сюда свой самолёт.
С твоим боблом и я Царевна,
способна даже на залёт.

Крутой обгадился вкрутую,
(на это дело он мастак).
Хотел он рыбку золотую,
да получилось всё не так.

Русалка ж стала ещё круче,
взяла над новым русским власть.
Взмахнула вдруг хвостом могучим
и по моргалам громко - хрясть!

Как истукан, встал перед рыбой,
гудит извилина в мозгу.
Не по нутру ему сей выбор,
а сам пред нею ни гу-гу.

Схватить так хочется за жабры
и на постели потеснить.
Угомонить телесный жар бы...
Пускай с хвостом, да хутор с ним!

Решил Крутой, чтоб быть смелее,
залить свой бункер коньяком.
Ведь с пьяных глаз и вошь милее -
потом не помнишь, кто на ком.

Проснулся утром. Бля...рыбалка...
Ведь вспомнил, всё же не дурак,
что надругался над Русалкой,
но вот не вспомнит, чем и как.

И пил Крутой с тех пор неслабо,
вставал с утра не с той ноги.
Русалка снилась, а не баба,
корыто, хижина, долги...