Октябрь
раскрыл свои объятья
неожиданно.
Тепло,
и, как по нотам,
все разыграно -
и солнце мудрое
в окне
рисует осень
на стекле,

все, как по нотам,
отработано,
отыграно...


Лежит на блюдце бутерброд,
но ты
не трогаешь.
Тебя, конечно,
кто-то ждет,
ах, богу - богово,
Скрываешь ...
В глупой тишине
часы сигналят
на стене -
пора мол,
странно,
но извне
ты не меняешься...

И, если бы
тогда могла,
не отпустила бы.
Себе я, впрочем, не лгала -
опять простила бы:
твой дом
дороже для тебя,
там ждет тебя
твоя семья,
и дочь-малышка
ждет отца
с улыбкой милою...

Каштаны падают гремя,
как будто выстрелом,
И вновь я встретила тебя,
вновь это вывело,
но что - сама я не пойму,
ведешь ты под руку жену,
а рядом дочь, один в один -
простая истина.

Я отпущу тебя, родной,
ну, что поделаешь!
Но ты останешься со мной
сединкой белою.
Смотрю я в зеркало порой,
Моя любовь
всегда со мной,
И что же, ты, любовь моя,
со мной наделала?!

Я предскажу свою судьбу
по картам выбранным.
Сложу пасьянс,
но предпочту
все тот обыгранный,
и мне, конечно,
повезет -
вдруг снова выпадет
джек-пот...
но фант, как правило,
не тот,
не выйгрышный.

Октябрь
раскрыл свои объятья
неожиданно.
Тепло,
и, как по нотам,
все разыграно -
и солнце мудрое
в окне
рисует осень
на стекле,

все, как и должно,
отработано,
и сыграно...