.

.

.  

1.  
Мне никогда не прыгнуть флип, спокойней даже не пытаться.  
Мне не прогнать суставный скрип - любых других конфигураций.  
Но даже лёжа на боку - в щели потерь за полем брани -  
любить я всё-таки могу, а значит я немножко ангел.  
Мне бренным телом не взлететь и на цветок не приземлиться,  
мне раствориться не суметь, мне в сны твои не навостриться -  
но мой классический движок - как генератор томной неги -  
не только поднял в небо стог, но крылья выпростал телеге -  

не чтоб быстрее прискакать - к витрине с палкой и державой,  
не чтоб мрачнее зависать над прахом выстраданной славы...  
как допросился бывший тать - до глАзков, высиненных блюдцев -  
любовью жить, любовью стать! - как часто ангелы смеются? -  
как лёгкость жалует судьбу своим уменьем быть бесстрашной? -  
как мне доставить на горбу беззлобность - в гущу рукопашной? -  
любить, простить и пожалеть, раздать подушки жертвам боя,  
потом немножечко взлететь, на память - скорби взяв с собою,  

увидеть сверху скрытый смысл, объять его и восхититься,  
распеленать от штампов мысль, вобрать уверенность частицы,  
и, оперевшись на поток, растечься облаком в тумане...  
душевный флик? - я правда смог? - конечно! - я ж немножко ангел,  
хоть как всегда :    не бог - не царь, не Жанна Д'Арк, не громовержец,  
среди писателей - сухарь, среди профЕссоров - невежда,  
но я люблю тебя, герой   моих душевных оборотов,  
и этот ангельский настрой Вселенной нужен для чего-то.  


2.  
Любовь - не сладостность души и не изнеженность событий -  
но! - направленья высший шик...   гребёте вы или сидите,  
ваш дар - единство берегов, и ворох самых точных знаний -  
зачем нам всё это дано - и что как видно было б с нами,  
когда б мы верили стихам, когда б мы слышали и звали,  
когда б все мысли жениха - не о красивостях на бале,  
а о величии пути при быстротечности земного,  
и самом главном :  
с кем идти  
за изначально бывшим Словом! -  

когда бы выстраданный свет залил желанные пределы,  
когда бы знать кто тот - кто нет, кто неживой, кто неумелый,  
кто с нами, кто бежал, кто врёт, кто отказался знать и верить,  
кого и радость не берёт, и горя горькие потери...  
когда б мы верили любви, забыв про натиск доказательств -  
мы б точно знали где свои - без всяких справок и печатей,  
без заверений, без божбы, без личных дел, без строгих судей,  
без утомительной борьбы  
и сокрушений :  
- Что-то будет?! -  

без повелительности нот - от страха выглядеть нелепо,  
гадая - нечет или чёт, боясь промазать пальцем в небо -  
мы б просто подняли глаза туда где палец - не порука,  
и попытались рассказать - что там расслышали вполслуха,  
и лился б щедростью нектар с восторгом долгих откровений,  
и расцветал бесценный дар в богатстве тонких разъяснений -  
перетекающий узор у вышивальщицы без пяльцев,  
когда б не истовый разор - зачем-то тыкать в небо пальцем.  


3.  
Умерим грубость наших Нет, размочим жёсткость наших рамок,  
рассмотрим истинность побед в оттенках лёгкости желанной -  
нужны ли ангелам стволы, мешки, киркИ и рукоятки  
для наслажденья, для игры, и для поры где жизнь в порядке? -  
не то серьёзные мужи должны страдать и делать лица -  
ну чтоб морщины как тяжи, и подобру не подступиться,  
и поздорову не унесть, и посмеяться не могите -  
поскольку пафосная спесь - серьёзных замыслов обитель? -  

чтоб кто-то вдруг не разглядел за грозной маской нежной кожи -  
разряд, ругательство, прострел! - не подходите, будет то же! -  
я вас замучу и сотру, испепелю-обындевею,  
как приведенье поутру и провиденье на Бродвее! -  
глядите мне в железный пуп, под маску взгляд почти заказан...  
а низко смотрит тот кто глуп, и кто своим пупом повязан -  
до истощения глубин и тошноты сердечных спазмов,  
без настоящих величин, что душу выпростать горазды.  

При этом каждый кто закрыт - лелеет тайну быть раскрытым,  
как хочет Пушкинский старик вернуть жене её корыто,  
чтобы любить не за прикид и гардероб ненужных платьев,  
а за её душевный вид и за бесплатные объятья! -  
и пусть тогда любая роль - прильнёт к лицу ехидной маской -  
на что любовь, коль рулит боль - сюжетом неволшебной сказки? -  
зачем писали детектив, как не затем чтоб сталось чудо? -  
и, двери в душу растворив, я маскам кланяться не буду!!  


4.  
Мне никогда не прыгнуть флип, не отличить его от лутца...  
и всё же ты намедни влип - твои насмешливые блюдца  
блестели тысячью зеркал - души, заждавшейся признанья,  
когда ты буквы записал минуя знаки препинанья,  
где пропустил большой вопрос, не стал лепить опорных точек,  
когда до радости дорос, а до прощения не очень,  
но очень силился найти какой-то внятный смысл движенья,  
и верил в истинность Пути и нереальность пораженья.  

Мне разглядеть за маской взгляд, и вдохновенье за гримаской -  
как прыгнуть восемь раз подряд и не разбиться без подсказки,  
как разом поменять подход, подскок, и способ приземлиться -  
и быстро вырваться вперёд - себя, ума и колесницы.  
Но вектор мудрости - любовь, и вектор скорости - томленье,  
минуя нервности грехов и преступлений несваренья -  
меня, всю в белом цвета беж, всю в радикальной позолоте -  
опять направили к тебе с предначертаньем о полёте.  

И я опять, как мне велят, смотрю на скобки - вижу чувства.  
Я тренирую хитрый взгляд, и ловкость чистого искусства.  
Блестит в основе - сути нить, златая жилка наших судеб -  
чтоб мне понять, чтоб вас просить - и лучше способа не будет -  
чем, покоряя мир теплом, сыграть лишь там, где горячее,  
где каждый градус поделом, а каждый вздох кого-то греет,  
где я смотрю не на фасад, где знаю тонкость под одёжей  
из шкур...   
ты рад? - конечно рад! -  
и я, душа мой - очень тоже.  

.

.