.

.

.

Такой запутанный сюжет  
служил условием задачи! -  
в нём столько разных резвых НЕТ,  
что буква Дэ сдалась и плачет,  
а поезд шёл из пункта А,  
вёз половинки землекопов,  
и если панночка жива,  
то это - дамская синкопа...  

я Вам, месье, сложила пазл  
из всех фрагментов личной жизни,  
и этот стон, и этот спазм -  
замена горькой укоризне.  



Как время шло от А до Я -  
насквозь пробитое шрапнелью  
того былого бытия,  
в котором мы не преуспели -  
предусмотрительно сдались,  
сложили ручки в пачку мёртвых,  
и - в мир без солнца - подались  
смотреть как жизнь восстала твёрдо -  

не строя наших городов,  
минуя наши полустанки,  
не завозя нам звёзд и дров -  
чтоб как-то выцветить останки.  



Когда отправились слова  
сыграть нам новое рожденье? -  
когда вскружилась голова  
в плену грехов - для пробужденья? -  
кто нам придумал жить в стихах -  
как искупленье прошлых судеб -  
чтоб там где нас позорил прах -  
на Бэ являлось слово Будем? -  

я Вам пишу не просто так,  
пою судьбу простым размером,  
и, право дело, не пустяк -  
на Вэ и Вы, и слово Вера.  


 
Я Вас охотила в полёт  
над всем страдающим и сущим.  
Не всем реально так везёт -  
служить при царствии зовущим,  
и в день писать по восемь строк,  
читая душу между ними,  
в во сне скучающий чертог -  
вносить для славы Ваше имя.  

Месье, Вы слышите ль меня? -  
тогда мой звук исполнен неги,  
и алфавит второго дня -  
сверкает жизнью до Омеги.  

.

.