Среди окраин престарелых гуляют шорохи несмело. 
Пустеют храмы. Спят жилища. Плющом укрыта ветхость стен. 
Меж покосившихся антенн на крышах свиты гнездовища... 
Глухой простор жилой галёрки, где дни – томливой чередой. 
Ни с кем не делишься бедой, плотней захлопывая створки; 
Ворчишь на город ля-минорный, его потрёпанный покой... 

А город полон февралями, незавершёнными ролями, 
Усталой хмуростью прохожих, безмерно занятых собой 
Под равнодушной скорлупой, что заменяет многим кожу; 
Тенями скомканными ветром, дремотой, тронувшей дома. 
…Съедает город полутьма, свет вытесняя незаметно, 
Нашёптывая: "Ретро, ретро…"
И медленно сводя с ума.